olga_nebel: (loxmatost')
Нашла.
(Преамбула для тех, кто не читал целиком: 108-летняя старушка, которая слышит волю Божью, посылает четырех героев (рок-певца, социолога, инженера и еще кого-то ... неважно, все они -- агностики, скептики, мужчины средних лет) пешком через пустыню прямиком к их главному противнику (наделенному мистической силой человеку (а то и демону) с многотысячной армией. Старушка утверждает, что это единственный способ спастись вообще всем -- если конкретно эти четверо пойдут к Врагу, без еды, без оружия. Когда дойдут -- Господь усмотрит, что делать дальше, а ей, мол, Его воля неведома)

* * *


Двадцать первого сентября к двум часам дня они миновали Сего. Далее, согласно карманной карте Стью, их путь лежал через Грин-Ривер, а до следующего города идти было очень, очень долго. Там, как и говорил Ральф, им предстояло выяснить, с ними Господь или нет.
– Если на то пошло, – Ларри повернулся к Глену, – еда беспокоит меня в гораздо меньшей степени, чем вода… Любой, кто отправляется в путешествие, берет с собой что-нибудь пожевать. «Орео», «Фиг ньютонс», что-то в этом роде.
Глен улыбнулся:
– Может, Господь изольет на нас Его благодать.
Ларри посмотрел на безоблачное небо и поморщился:
– Я иногда думаю, что в конце у нее съехала крыша.
– Может, и съехала. – Глен, похоже, не собирался с ним спорить. – Когда начнешь изучать теологию, узнаешь, что Бог часто предпочитает говорить устами умирающих и безумцев. Мне иногда даже кажется – это во мне просыпается тайный иезуит, – что на то есть серьезные психологические причины. Безумец или лежащий на смертном одре – человеческое существо с радикально измененной психикой. Здоровый человек может отфильтровать божественное послание, изменить его в соответствии со своими личностными особенностями. Другими словами, из здорового человека получится дерьмовый пророк.
– Пути Господни, – кивнул Ларри. – Знаю, знаю. Мы видим сквозь тусклое стекло. И для меня оно достаточно тусклое, будьте уверены. Почему мы идем по этой дороге, когда могли бы быстро по ней проехать? Но раз уж мы решились на безумство, наверное, и делать его следует по-безумному.
– Есть достаточно исторических примеров того, что мы сейчас делаем, – заметил Глен. – Я вижу совершенно обоснованные психологические и социологические резоны для этой пешей прогулки. Я не знаю, теми ли резонами руководствовался Бог, но для меня они совершенно логичны.
– Например? – одновременно спросили Стью и Ральф, заинтересовавшись разговором.
– Для нескольких племен американских индейцев «визуализация видения» являлась составной частью ритуала становления мужчиной. Когда приходило твое время стать мужчиной, тебя отправляли в лес или в прерии безоружным. От тебя требовалось убить зверя, сочинить две песни – обращенную к Великому духу и прославляющую твои собственные достоинства как охотника, всадника, воина и мужчины – и увидеть видение. Есть не разрешалось. Предполагалось, что ты постоянно будешь в тонусе, как физически, так и духовно, ожидая, пока придет видение. И со временем оно, разумеется, приходило. – Глен рассмеялся. – Голод – великий галлюциноген.
– Ты думаешь, матушка послала нас сюда за видениями? – спросил Ральф.
– Может, обрести силу и святость в процессе очищения, – ответил Глен. – Отбрасывать вещи – это символ, вы понимаете. Талисман. Когда вы отказываетесь от вещей, вы также отбрасываете созданные вами же имитации себя, связанные с этими вещами. Вы начинаете процесс очищения. Вы начинаете опустошать сосуд.
Ларри медленно покачал головой:
– Я этого не понимаю.
– Что ж, давайте возьмем интеллигентного человека доэпидемического времени. Разбейте ему телевизор, и что он будет делать по вечерам?
– Читать книгу, – ответил Ральф.
– Пойдет повидаться с друзьями, – добавил Стью.
– Включит стереосистему, – улыбнулся Ларри.
– Конечно, и первое, и второе, и третье, – кивнул Глен. – Но при этом ему также будет недоставать телевизора. В его жизни образуется дыра на том месте, которое занимал телевизор. В глубинах сознания будет вертеться мысль: В девять часов я собираюсь выпить несколько банок пива и посмотреть игру «Сокс» по телику. И когда он приходит в гостиную и видит на месте телевизора пустоту, он чувствует себя чертовски разочарованным. Часть его привычной жизни выплеснулась, или не так?
– Да, – кивнул Ральф. – Наш телевизор как-то раз ремонтировали две недели, и я чувствовал себя не в своей тарелке, пока он не вернулся на прежнее место.
– Дыра будет больше, если он часто смотрел телевизор, меньше – если редко. Но что-то уходит. Теперь заберите все его книги, всех его друзей, его стерео. Также заберите все средства к существованию, кроме того, что он может подобрать по пути. В процессе опустошения также сжимается и его эго. Ваши личности, господа, они превращаются в оконное стекло. Или, даже лучше, в пустые стаканы.
– Но в чем смысл? – спросил Ральф. – Зачем проходить через все это?
– Если вы откроете Библию, – ответил Глен, – то увидите, что это достаточно традиционно для пророков – время от времени уходить в пустошь. Магические туры Ветхого Завета. Для этих походов обычно указывается и продолжительность: сорок дней и сорок ночей. На самом деле это древнееврейская идиома, которая означает: никто не знает, когда он ушел, но достаточно давно. Вам это никого не напоминает?
– Конечно, – кивнул Ральф. – Матушку.
– А теперь подумайте о себе как об аккумуляторе. Вы, между прочим, и есть аккумуляторы, знаете ли. Ваш мозг работает на химически преобразованном электрическом токе. Ваши мышцы тоже управляются крохотными разрядами. Химическое вещество под названием ацетилхолин позволяет разряду пройти, когда вам нужно двинуться, а когда надо остановиться, вырабатывается другое химическое вещество – холинэстераза. Холинэстераза уничтожает ацетилхолин, и ваши нервы тут же перестают передавать команды. И это, кстати, хорошо. Иначе, начав чесать нос, вы бы уже не смогли остановиться. Ладно, речь вот о чем: все, что вы думаете, все, что вы делаете, должно работать от аккумулятора. Как вспомогательное оборудование автомобиля.
Они внимательно слушали.
– Смотреть телевизор, читать книгу, говорить с друзьями, есть обед… на все уходит энергия аккумулятора. Нормальная жизнь – по крайней мере в западной цивилизации – что автомобиль с электрическими стеклоподъемниками, усилителем тормоза, подогревом сидений, прочими штучками. Но чем больше вспомогательных устройств, тем быстрее разряжается аккумулятор.
– Да, – кивнул Ральф. – Даже большому «Делко»[216] не грозит перезаряд, если он стоит на «кадиллаке».
– Итак, что мы сделали? Мы сняли вспомогательное оборудование. Идет зарядка.
– Если слишком долго заряжать автомобильный аккумулятор, он взорвется, – с опаской заметил Ральф.
– Да, – кивнул Глен. – То же самое и с людьми. Библия рассказывает нам об Исайе, и Иове, и остальных, но не говорит, сколько пророков вернулось из пустоши со спаленным мозгом. Могу представить себе, что немало. Но я также уважаю человеческий интеллект и человеческую психику, несмотря на то что они иногда делают шаг назад. Пример тому – Восточный Техас…
– Давай без меня, лысый, – пробурчал Стью.
– В любом случае емкость человеческого мозга гораздо больше, чем у самого большого аккумулятора «Делко». Я думаю, он может заряжаться чуть ли не до бесконечности. А иногда и дальше.
Какое-то время они шли молча, обдумывая его слова.
– Мы заряжаемся? – тихо спросил Стью.
– Да, – ответил Глен. – Да, думаю, заряжаемся.
– Мы сбросили вес, – вставил Ральф. – Я это понимаю, глядя на вас, парни. А у меня всегда был пивной живот. Теперь я снова вижу пальцы ног. Чего там, я вижу почти всю стопу.
– Это состояние ума, – внезапно заговорил Ларри. Когда они все посмотрели на него, смутился, но все-таки продолжил: – У меня это ощущение появилось на прошлой неделе, и я не мог понять, что это такое. Может, теперь понимаю. Я словил кайф. Как бывало после косяка действительно качественной травы или понюшки кокаина. Но напрочь отсутствует дезориентация, возникающая от наркоты. Когда принимаешь наркотики, нормально думать не получается, реальность куда-то уплывает. А сейчас мне думается очень хорошо, если на то пошло, лучше, чем когда бы то ни было. Но я все равно под кайфом. – Ларри рассмеялся. – Может, это просто голод.
– Мне все время хочется есть, – признался Ральф, – но это не так уж важно. Я прекрасно себя чувствую.
– Я тоже, – согласился с ним Стью. – Физически давно уже не чувствовал себя так хорошо.
– Когда опустошается сосуд, уходит и все дерьмо, плавающее в нем, – заметил Глен. – Примеси. Загрязнения. Конечно же, ощущения приятные. Это клизма, очищающая как все тело, так и весь разум.
– Оригинальный у тебя способ объяснений, лысый.
– Возможно, грубовато, зато точно.
– И как это нам поможет? – спросил Ральф.
– На это все и направлено, – ответил Глен. – У меня нет никаких сомнений. Но нам остается только ждать. Еще увидим, что из этого выйдет, верно?
Они шагали и шагали. Коджак выбежал из кустов и какое-то время шел вместе с ними, его когти цокали по асфальту автострады 70. Ларри наклонился и потрепал пса по голове.
– Старина Коджак! Ты знаешь, что ты аккумулятор? Совсем как большой аккумулятор «Делко» с пожизненной гарантией!..
Коджак, похоже, либо не знал, либо его это совершенно не волновало, но помахал хвостом, чтобы показать, что они с Ларри в одной команде.
olga_nebel: (loxmatost')
иногда мне бывает здесь очень, очень тяжело. и есть одна мысль, которая поддерживает сильно: КАК же мы там все будем обниматься, ох.


Оригинал взят у [livejournal.com profile] salut в post
Только что подумала, что, пожалуй, самым лучшим в вечности будет то, что мы наконец-то узнаем смысл всего. Ну, помните вот это ощущение, когда бьешь себя по лбу и орешь : аааа, ВОТ что это было!!!
И вот так про каждый момент своей жизни, и потом - мчаться к каждому человеку, который хотя бы раз проскочил по твоей орбите, прыгать и верещать: чувак, а у тебя это было что? ААААА, вот это?!? А у меня вот это, прикинь!!!
И обниматься. Как мы будем обниматься в Царстве, с ума сойти.

olga_nebel: (cредства спасения)
Вспомним о том, как часто мы не понимаем событий и действий. К примеру,
мы думаем, беседуя с кем-то: "Я с ним беседую". Или: "Я даю ему ценный
совет", или: "Я ему помогаю", или: "Я решаю его неурядицы". На самом же
деле все совсем не так. Быть может, Бог попустил беседу по другим
причинам: я должен вогнать собеседника в сон, чтобы он отдохнул, или
отвлечь его звуком голоса, или, наконец, разозлить его так, чтобы он
понял, какой соблазн испытывает убийца. Нам настолько мало известен Божий
замысел, что просто глупо печься о нашей собственной цели. Зато действия
наши, если это понять, становятся гораздо проще. Раз от наших хлопот
ничего не зависит, мы можем стать много спокойнее.
Приятно понять, что "ценный результат" зависит не от нас, а только от
Бога. Без Божией воли действительно не произойдет ничего. На этом зиждется
особое духовное делание - предание себя Промыслу, связанное прежде всего с
именем Терезы из Лизье, но на самом деле неотделимое от христианской
традиции. Все, что бы ни случилось, воспринимается как знак воли Божией.
Если принять это всерьез, для нас уже не будет несчастий, ибо
несчастье, как правило, противопоставлено какой-нибудь надежде или
какому-нибудь желанию. С другой стороны, для нас не будет достижений и
успехов. Цель Бога - спасти нас. Ни в коем случае нельзя думать, что Он
как бы подстегивает нас, стремясь наказать за тот или иной проступок. Он
трудится, создавая, а не уничтожая нас. Поэтому с богословской точки
зрения, правильней смотреть на жизнь с надеждой, чем со страхом. Даже то,
что удаляет нас от спасения, Бог может и хочет использовать нам во благо.
Самое страшное зло - убийство Христа - сердцевина нашей надежды. Именно
так использует Господь наши грехи и страдания; так должны воспринимать их
и мы сами.

<...>

Это не значит, что мы не вправе менять мир. Порою именно такая
обязанность проистекает из послушания Богу. Но непременно нужно помнить,
как велик зазор между нашими усилиями и результатами. Все, чего бы мы ни
добились в жизни, только сырье, или, если хотите, условный набросок
блаженства.
Св. Тереза из Лизье сказала перед смертью:
"Я сею доброе семя, которое Бог вложил в мою слабую руку для моих
птичек. Что будет с ним, не мое дело. Я об этом и не думаю. Добрый Бог
говорит мне: "Давай, всегда давай, и не заботься о том, что из этого
выйдет".

(с) http://diakonia.narod.ru/lib/tg/tagl04.htm

-------------------------

Этот текст всегда меня успокаивает.
olga_nebel: (Default)
У меня было вполне церковное детство: меня крестили в младенчестве, мама водила в церковь (в основном на праздники, но всё же), мы очень часто ездили в Пюхтицкий монастырь и иногда -- в паломничества по разным другим монастырям.
Самые тёплые воспоминания связаны с Пюхтице, а ещё -- с нашей маленькой церковью в Мурино.



Церковь Святой Екатерины.

немного воспоминаний )

Христос воскресе, дорогие восточные братья и сёстры!
olga_nebel: (Default)
Сестрица дело пишет.

Для меня лично одна из самых больших ожидаемых от вечности радостей - это знакомство с Ним и со всеми остальными. :)
И особенно - с теми, с кем по какой-то причине не сложилось в этом мире. Если с окружающими меня близкими я могу знакомиться день ото дня больше и глубже ([выше и дальше]), то есть люди, с которыми мы говорим на разных языках и звучим в разных ритмах. Люди, с которыми нас раскидало в разные стороны, но которые, тем не менее, ощущаются важными для моей жизни, если вы понимаете, о чём я. Люди, с которыми очень не хватает ... общего знаменателя.
Я верю, что Он - этот самый общий знаменатель.

* * *


Вот скажите мне, дорогие. Мне отличным приложением к тексту Салюты видится песенка "Торнука-сити", которую мы горланили (да, Томка?) в кружковские времена. И, если верить моему древнему бумажному песеннику, автором значится Тикки Шельен. Однако гугл сотоварищи отправляет меня лесом, нет, мол, такой песни, всё тебе, Небель, приснилось.
Но как же так! Там ведь было про весну и про то, как здорово шагать всем вместе ("по пути всех, кто хочет, захватим с собой"), и вообще, про радость!

(напевает дурным голосом) Хей-йо, дай-ка лапу, счастье моё!
Лапа в лапе, дело в шляпе, хей-йо-йо-йо!
olga_nebel: (Joan)
48.20 КБ

Слушала свою любимую тему из "нарнийского" саундтрека - The Battle; мысленно проглядывала кадры из фильма. В этом красиво проиллюстрированном мифе все так предельно ясно: деток призвали, дали сверкающий меч, кинжал и прочее, указали на врага - в общем, нет места промедлению и сомнениям, собери волю и мужество в кулак, руби врагов в капусту, исполняй пророчество, и все обязательно будет хорошо, как же иначе. Read more... )
olga_nebel: (Joan)
48.20 КБ

Слушала свою любимую тему из "нарнийского" саундтрека - The Battle; мысленно проглядывала кадры из фильма. В этом красиво проиллюстрированном мифе все так предельно ясно: деток призвали, дали сверкающий меч, кинжал и прочее, указали на врага - в общем, нет места промедлению и сомнениям, собери волю и мужество в кулак, руби врагов в капусту, исполняй пророчество, и все обязательно будет хорошо, как же иначе. Read more... )
olga_nebel: (autumn)
55.15 КБ

...благодаря свежеприобретенному карандашу для глаз и пробнику помады персиковый воздушный, утренний ритуал усложнился. Вместо привычного "накрасить ресницы - побежать" это теперь "подвести глаза - накрасить ресницы - придирчиво разглядывать себя в зеркало - долго корректировать подводку глаз - накрасить губы - рассмотреть себя в зеркало - все смыть - быстро накрасить ресницы заново - ааааа, опаздываю - побежать". Вот что называется естественным неброским макияжем: я пользуюсь карандашом для глаз, а вы и не догадываетесь! Read more... )
olga_nebel: (autumn)
55.15 КБ

...благодаря свежеприобретенному карандашу для глаз и пробнику помады персиковый воздушный, утренний ритуал усложнился. Вместо привычного "накрасить ресницы - побежать" это теперь "подвести глаза - накрасить ресницы - придирчиво разглядывать себя в зеркало - долго корректировать подводку глаз - накрасить губы - рассмотреть себя в зеркало - все смыть - быстро накрасить ресницы заново - ааааа, опаздываю - побежать". Вот что называется естественным неброским макияжем: я пользуюсь карандашом для глаз, а вы и не догадываетесь! Read more... )
olga_nebel: (Средства спасения)
Мне тут давеча Салюта выдала три дела на поговорить.

Как всегда, все одно к одному сходится; все вовремя, и не отвертеться.

И про объяснять я могла бы прикинуться дурочкой и рассказать, что, о да, я прекрасно умею объяснять что-то, в чем сама хорошо разбираюсь. Вспомнить первый курс, вечера на кафедре биологии, биосинтез белка, ДНК, РНК и очень много других длинных слов, витиеватых схем, цикл Кребса и прочая, прочая; как я взахлеб рассказывала все это однокурсникам.
Но сейчас речь о другом совсем, и Салюта сама пишет, что "объяснять" в значении почти как "не соглашаться", то есть: стоять на своем, спорить, доказывать, приводить аргументы. И вот тут ох.

Постараюсь все же избежать многабукв. Read more... )
olga_nebel: (Средства спасения)
Мне тут давеча Салюта выдала три дела на поговорить.

Как всегда, все одно к одному сходится; все вовремя, и не отвертеться.

И про объяснять я могла бы прикинуться дурочкой и рассказать, что, о да, я прекрасно умею объяснять что-то, в чем сама хорошо разбираюсь. Вспомнить первый курс, вечера на кафедре биологии, биосинтез белка, ДНК, РНК и очень много других длинных слов, витиеватых схем, цикл Кребса и прочая, прочая; как я взахлеб рассказывала все это однокурсникам.
Но сейчас речь о другом совсем, и Салюта сама пишет, что "объяснять" в значении почти как "не соглашаться", то есть: стоять на своем, спорить, доказывать, приводить аргументы. И вот тут ох.

Постараюсь все же избежать многабукв. Read more... )
olga_nebel: (Средства спасения)
Нашла вот.

Дивное интервью с Натальей Трауберг.

<...>

- ... А много ли мы видели людей, которые пришли в церковь и осознали: «Я - пустой, у меня ничего нет, кроме глупости, хвастовства, хотений и желания самоутвердиться... Господи, как ты это терпишь? Помоги мне исправиться!» Ведь суть христианства в том, что оно переворачивает всего человека. Есть пришедшее из греческого слово «метанойя» - перемена мышления. Когда все, что считается важным в мире - удача, талант, богатство, свои хорошие свойства, - перестает быть ценностью. Любой психолог скажет тебе: верь в себя. А в церкви ты - никто. Никто, но очень любимый. Там человек, как блудный сын, оборачивается к отцу - к Богу. Приходит к нему, чтобы получить прощение и какое-то присутствие хотя бы во дворе у отца. Отец к нему, нищему духом, склоняется, плачет и пускает его вперед.


<...>

- Христианство на самом деле очень неудобно. Ну, скажем, попустили кому-то быть начальником, и он должен подумать о том, что вести себя по-христиански в такой ситуации очень трудно. Сколько ему нужно мудрости! Сколько надо доброты! Он о каждом должен думать, как о себе, а в идеале - как Христос о людях. Должен ставить себя на место каждого, кто под ним ходит, и печься о нем. Или, вот, помню, спрашивали, почему, когда у меня была такая возможность, я не эмигрировала. Я отвечала: «Потому что этим убила бы родителей. Они бы не решились уехать и остались здесь, старые, больные и одинокие». И подобный выбор у нас на каждом шагу. Вот, например, залил вашу квартиру кто-то сверху, и у него нет денег, чтобы компенсировать вам ремонт... Можно подать на него в суд или начать с ним скандалить и этим отравить ему жизнь. А можно оставить все как есть, и потом, если появится возможность, сделать ремонт самому. А еще можно уступить очередь... Быть тихим, а не важным... Не обижаться... Совсем простые вещи. И чудо перерождения произойдет постепенно. Бог почтил человека свободой, и только мы сами, по собственной воле, можем сломиться. А потом все сделает Христос. Надо только, как писал Льюис, не бояться приоткрыть доспехи, в которые мы закованы, и пустить Его в сердце. Одна только эта попытка совершенно меняет жизнь и придает ей ценность, смысл и радость. И когда апостол Павел говорил «Всегда радуйтесь!», он имел в виду как раз такую радость - на высочайших вершинах духа.


<...>

И вот тут очень важная вещь. Христианство - не средство спасения. Христианин - не спасаемый, а спасающий.

- То есть он должен проповедовать, помогать ближнему?

- Не только. Самое главное - он вносит в мир крохотный элемент другого типа жизни. Вот моя крестная, нянечка, внесла такой элемент. И я забыть не смогу никогда, что видела такого человека и знала его. Она была совсем близкой к Евангелию. Безденежная слуга, она жила как совершенная христианка. Никому никогда не сделала зла, не сказала обидного слова. Помню, только один раз... Я была еще маленькая, родители уехали куда-то, а я каждый день писала им письма, как мы договорились. И вот одна женщина, которая была у нас в гостях, смотрит на это и говорит: «Ну как бороться с чувством долга у ребенка? Никогда, деточка, не делай того, чего не хочется. И будешь счастливым человеком». И тут моя нянечка побледнела и сказала: «Простите нас, пожалуйста. У вас - свой дом, у нас - свой». Так один раз за всю мою жизнь я услышала от нее резкое слово.


<...>

- ... В любом веке родители стараются отговорить детей от христианства.

- Даже в христианских семьях?

- Ну вот, например, Антоний Великий, преподобный Феодосий, Екатерина Сиенская, Франциск Ассизский... Все четыре истории у родителей-христиан. И все о том, что у всех дети - люди как люди, а мой ребенок - кретин. Феодосий не хочет одеваться так же шикарно, как положено ему по классу, и много сил и времени отдает добрым делам. Екатерина каждодневно заботится о больных и бедных, спит по часу в сутки, вместо того чтобы гулять с подружками и заниматься домом. Франциск отказывается от веселой жизни и отцовского наследства... Такие штуки ведь всегда считались ненормальными. Ну а сейчас, когда понятия «успех», «карьера», «удача» стали практически мерилом счастья, - тем более. Притяжение мира очень сильное. Такого не бывает почти: «встать на голову», по Честертону, и так жить.

- Какой же смысл во всем этом, если только единицы становятся христианами?

- А ничего массового и не было предусмотрено. Христос не случайно же говорил такие слова: «закваска», «соль». Такие крохотные отмеры. Но они меняют все, они меняют всю жизнь. Держат мир. Держат любую семью, даже ту, где дошли до абсолютного безобразия: где-то, кто-то, какими-то молитвами, каким-то подвигом. Там же целый мир этого на первый взгляд странного открывается: когда легко - делай, когда трудно - говори, когда невозможно - молись. И это работает.

И еще смирение, с помощью которого только и можно преодолевать торжествующее вокруг зло.
olga_nebel: (Средства спасения)
Нашла вот.

Дивное интервью с Натальей Трауберг.

<...>

- ... А много ли мы видели людей, которые пришли в церковь и осознали: «Я - пустой, у меня ничего нет, кроме глупости, хвастовства, хотений и желания самоутвердиться... Господи, как ты это терпишь? Помоги мне исправиться!» Ведь суть христианства в том, что оно переворачивает всего человека. Есть пришедшее из греческого слово «метанойя» - перемена мышления. Когда все, что считается важным в мире - удача, талант, богатство, свои хорошие свойства, - перестает быть ценностью. Любой психолог скажет тебе: верь в себя. А в церкви ты - никто. Никто, но очень любимый. Там человек, как блудный сын, оборачивается к отцу - к Богу. Приходит к нему, чтобы получить прощение и какое-то присутствие хотя бы во дворе у отца. Отец к нему, нищему духом, склоняется, плачет и пускает его вперед.


<...>

- Христианство на самом деле очень неудобно. Ну, скажем, попустили кому-то быть начальником, и он должен подумать о том, что вести себя по-христиански в такой ситуации очень трудно. Сколько ему нужно мудрости! Сколько надо доброты! Он о каждом должен думать, как о себе, а в идеале - как Христос о людях. Должен ставить себя на место каждого, кто под ним ходит, и печься о нем. Или, вот, помню, спрашивали, почему, когда у меня была такая возможность, я не эмигрировала. Я отвечала: «Потому что этим убила бы родителей. Они бы не решились уехать и остались здесь, старые, больные и одинокие». И подобный выбор у нас на каждом шагу. Вот, например, залил вашу квартиру кто-то сверху, и у него нет денег, чтобы компенсировать вам ремонт... Можно подать на него в суд или начать с ним скандалить и этим отравить ему жизнь. А можно оставить все как есть, и потом, если появится возможность, сделать ремонт самому. А еще можно уступить очередь... Быть тихим, а не важным... Не обижаться... Совсем простые вещи. И чудо перерождения произойдет постепенно. Бог почтил человека свободой, и только мы сами, по собственной воле, можем сломиться. А потом все сделает Христос. Надо только, как писал Льюис, не бояться приоткрыть доспехи, в которые мы закованы, и пустить Его в сердце. Одна только эта попытка совершенно меняет жизнь и придает ей ценность, смысл и радость. И когда апостол Павел говорил «Всегда радуйтесь!», он имел в виду как раз такую радость - на высочайших вершинах духа.


<...>

И вот тут очень важная вещь. Христианство - не средство спасения. Христианин - не спасаемый, а спасающий.

- То есть он должен проповедовать, помогать ближнему?

- Не только. Самое главное - он вносит в мир крохотный элемент другого типа жизни. Вот моя крестная, нянечка, внесла такой элемент. И я забыть не смогу никогда, что видела такого человека и знала его. Она была совсем близкой к Евангелию. Безденежная слуга, она жила как совершенная христианка. Никому никогда не сделала зла, не сказала обидного слова. Помню, только один раз... Я была еще маленькая, родители уехали куда-то, а я каждый день писала им письма, как мы договорились. И вот одна женщина, которая была у нас в гостях, смотрит на это и говорит: «Ну как бороться с чувством долга у ребенка? Никогда, деточка, не делай того, чего не хочется. И будешь счастливым человеком». И тут моя нянечка побледнела и сказала: «Простите нас, пожалуйста. У вас - свой дом, у нас - свой». Так один раз за всю мою жизнь я услышала от нее резкое слово.


<...>

- ... В любом веке родители стараются отговорить детей от христианства.

- Даже в христианских семьях?

- Ну вот, например, Антоний Великий, преподобный Феодосий, Екатерина Сиенская, Франциск Ассизский... Все четыре истории у родителей-христиан. И все о том, что у всех дети - люди как люди, а мой ребенок - кретин. Феодосий не хочет одеваться так же шикарно, как положено ему по классу, и много сил и времени отдает добрым делам. Екатерина каждодневно заботится о больных и бедных, спит по часу в сутки, вместо того чтобы гулять с подружками и заниматься домом. Франциск отказывается от веселой жизни и отцовского наследства... Такие штуки ведь всегда считались ненормальными. Ну а сейчас, когда понятия «успех», «карьера», «удача» стали практически мерилом счастья, - тем более. Притяжение мира очень сильное. Такого не бывает почти: «встать на голову», по Честертону, и так жить.

- Какой же смысл во всем этом, если только единицы становятся христианами?

- А ничего массового и не было предусмотрено. Христос не случайно же говорил такие слова: «закваска», «соль». Такие крохотные отмеры. Но они меняют все, они меняют всю жизнь. Держат мир. Держат любую семью, даже ту, где дошли до абсолютного безобразия: где-то, кто-то, какими-то молитвами, каким-то подвигом. Там же целый мир этого на первый взгляд странного открывается: когда легко - делай, когда трудно - говори, когда невозможно - молись. И это работает.

И еще смирение, с помощью которого только и можно преодолевать торжествующее вокруг зло.
olga_nebel: (Default)
Безупречность - во всем.

Если, конечно, ты не просто существуешь, а живешь - то есть стараешься осознанно взаимодействовать с окружающей реальностью.
Помнить, что не бывает мелочей. И ложь в мелочах - как камушек, неосторожно скинутый с горной тропинки - непременно вызовет лавину где-то в других слоях реальности.
Не бывает такого, чтобы внешне - одно, а внутри или за спиной или тайно - другое, с другим знаком.
Это - раскол внутри личности, который рано или поздно приведет к серьезному конфликту.

(По следам одного конкретного неприятного эпизода: внешне приветливый человек за спиной у коллег и друзей говорит вещи, противоположные тем, которые он позиционирует. После того, как подобное всплывает, не хочется иметь дела с тем, что от этого человека исходит, - в принципе. Потому что различные акты одного и того же человека не должны иметь противоположных векторов. Потому что подобный раскол повреждает и калечит все, что вокруг)

Важно помнить, что когда ты где-то за глаза делаешь гадкое - это ударяет прежде всего по тебе самому.
Ну, как будто кусочки от тебя откалываются.
Сначала - маленькие, потом больше и больше; как трещины по гранитной глыбе.

Ложь - это болезнь, и так печально видеть ее проявления. ;(

В общем-то об этом же - хорошая статья про измену.

И еще:

Удивительно, сколько лжи содержится в человеческой душе, насколько глубокие корни имеет иллюзорный образ происходящего. Каждый день он питается и крепнет от едва заметных мелочей, опутывает и душит, как вьющаяся лиана захватывает, скрывает и губит молодое дерево. Как может не вызывать затруднение говорить окружающим то, что стоит говорить, то, что справедливо и правдиво, то, что дышит Истиной, если даже слова, обращенные к самому себе, полны лжи? Если они полны страха и сомнений о том, что и как выглядит, что и как есть, и кому всё это нужно? Как показать другому верность своего сердца, если каждый день ты сотни раз сворачиваешь с прямого пути по собственному открытому позволению, считая возможность так поступать - правдой? Как можно не запутать того, с кем общаешься, если внутри себя постоянно одни мотивы действий подменяются другими, ценности ставятся на не подобающее им место, взор отводится от того, что нужно видеть? Неудивительно, что даже человек, не склонный к открытой лжи в общении, найдет в себе её изобилие.
olga_nebel: (Default)
Безупречность - во всем.

Если, конечно, ты не просто существуешь, а живешь - то есть стараешься осознанно взаимодействовать с окружающей реальностью.
Помнить, что не бывает мелочей. И ложь в мелочах - как камушек, неосторожно скинутый с горной тропинки - непременно вызовет лавину где-то в других слоях реальности.
Не бывает такого, чтобы внешне - одно, а внутри или за спиной или тайно - другое, с другим знаком.
Это - раскол внутри личности, который рано или поздно приведет к серьезному конфликту.

(По следам одного конкретного неприятного эпизода: внешне приветливый человек за спиной у коллег и друзей говорит вещи, противоположные тем, которые он позиционирует. После того, как подобное всплывает, не хочется иметь дела с тем, что от этого человека исходит, - в принципе. Потому что различные акты одного и того же человека не должны иметь противоположных векторов. Потому что подобный раскол повреждает и калечит все, что вокруг)

Важно помнить, что когда ты где-то за глаза делаешь гадкое - это ударяет прежде всего по тебе самому.
Ну, как будто кусочки от тебя откалываются.
Сначала - маленькие, потом больше и больше; как трещины по гранитной глыбе.

Ложь - это болезнь, и так печально видеть ее проявления. ;(

В общем-то об этом же - хорошая статья про измену.

И еще:

Удивительно, сколько лжи содержится в человеческой душе, насколько глубокие корни имеет иллюзорный образ происходящего. Каждый день он питается и крепнет от едва заметных мелочей, опутывает и душит, как вьющаяся лиана захватывает, скрывает и губит молодое дерево. Как может не вызывать затруднение говорить окружающим то, что стоит говорить, то, что справедливо и правдиво, то, что дышит Истиной, если даже слова, обращенные к самому себе, полны лжи? Если они полны страха и сомнений о том, что и как выглядит, что и как есть, и кому всё это нужно? Как показать другому верность своего сердца, если каждый день ты сотни раз сворачиваешь с прямого пути по собственному открытому позволению, считая возможность так поступать - правдой? Как можно не запутать того, с кем общаешься, если внутри себя постоянно одни мотивы действий подменяются другими, ценности ставятся на не подобающее им место, взор отводится от того, что нужно видеть? Неудивительно, что даже человек, не склонный к открытой лжи в общении, найдет в себе её изобилие.
olga_nebel: (Средства спасения)
Цитатами и комментариями навеяно.

Для меня любовь к себе - как и любовь к другому - безусловна. Конечно, это банальности, сотни раз написанные и проговоренные:
- любят не за что-то, не за особые заслуги, не за поступки, которые вызывают восхищение, не за какие-то взятые рубежи или достижения. Все эти "плюсики" и "минусики", которые мы можем ставить себе или другому, - они не имеют к любви никакого отношения; любовь не должна определяться их количеством.

Я люблю - себя или другого - и в силу этого я буду меняться - или желать изменений от другого.

Если я себя в чем-то не устраиваю, если мне не нравятся какие-то особенности характера, какие-то поступки, какие-то недочеты - о, этого добра у каждого из нас великое множество - этим не измеряется моя любовь к себе.
Если я себе в чем-то не нравлюсь, я, безусловно себя любя, захочу сделать себя лучше.
Так все просто. Не любить за поступки, заслуживающие восхищения. А делать себя лучше из любви. Это естественно: если я кого-то люблю, я желаю ему блага. Я буду поливать любимый цветок, выпалывать сорняки вокруг, лечить его от болезней. Чтобы он расцветал.

И еще. Прежде, чем я сама осознала себя как личность, меня уже возлюбил Бог. Он привел меня в этот мир и подарил мне всё для того, чтобы я была счастлива. Говорить "я не люблю себя" - это в некотором роде еще и проявление гордыни; кто ты такой, чтобы не любить то, что сотворено Богом и то, что безусловно любимо Им? Самоубийство - это конечный этап нелюбви к себе; отказ от всего, что предложено и уготовано тебе; это абсолютная степень гордыни, абсолютный ад.
Все, что исходит от Создателя, совершенно; и Его любовь ко мне - совершенна, мы должны учиться любить так, как любит Он.
Не потакая своим слабостям, будучи внимательными к малейшим недостаткам, ежесекундно выполняя ювелирную огранку своей личности, вне зависимости от эмоций, вне зависимости от любых внешних обстоятельств - работая над собой.

Все, что происходит последние дни, настолько неслучайно - и цитаты, и слова, и встречи, и разговоры, и прочитанные тексты. Ведь именно вчера подумала: как же нас любит Господь, если настолько шлифует, в таких, казалось бы, мелочах!.. Если все меньше и меньше становится в жизни областей, в которых можно махнуть рукой "а, ну тут пусть я буду несовершенен" и расслабиться. В конечном итоге их, этих областей, не должно остаться вовсе.
olga_nebel: (Средства спасения)
Цитатами и комментариями навеяно.

Для меня любовь к себе - как и любовь к другому - безусловна. Конечно, это банальности, сотни раз написанные и проговоренные:
- любят не за что-то, не за особые заслуги, не за поступки, которые вызывают восхищение, не за какие-то взятые рубежи или достижения. Все эти "плюсики" и "минусики", которые мы можем ставить себе или другому, - они не имеют к любви никакого отношения; любовь не должна определяться их количеством.

Я люблю - себя или другого - и в силу этого я буду меняться - или желать изменений от другого.

Если я себя в чем-то не устраиваю, если мне не нравятся какие-то особенности характера, какие-то поступки, какие-то недочеты - о, этого добра у каждого из нас великое множество - этим не измеряется моя любовь к себе.
Если я себе в чем-то не нравлюсь, я, безусловно себя любя, захочу сделать себя лучше.
Так все просто. Не любить за поступки, заслуживающие восхищения. А делать себя лучше из любви. Это естественно: если я кого-то люблю, я желаю ему блага. Я буду поливать любимый цветок, выпалывать сорняки вокруг, лечить его от болезней. Чтобы он расцветал.

И еще. Прежде, чем я сама осознала себя как личность, меня уже возлюбил Бог. Он привел меня в этот мир и подарил мне всё для того, чтобы я была счастлива. Говорить "я не люблю себя" - это в некотором роде еще и проявление гордыни; кто ты такой, чтобы не любить то, что сотворено Богом и то, что безусловно любимо Им? Самоубийство - это конечный этап нелюбви к себе; отказ от всего, что предложено и уготовано тебе; это абсолютная степень гордыни, абсолютный ад.
Все, что исходит от Создателя, совершенно; и Его любовь ко мне - совершенна, мы должны учиться любить так, как любит Он.
Не потакая своим слабостям, будучи внимательными к малейшим недостаткам, ежесекундно выполняя ювелирную огранку своей личности, вне зависимости от эмоций, вне зависимости от любых внешних обстоятельств - работая над собой.

Все, что происходит последние дни, настолько неслучайно - и цитаты, и слова, и встречи, и разговоры, и прочитанные тексты. Ведь именно вчера подумала: как же нас любит Господь, если настолько шлифует, в таких, казалось бы, мелочах!.. Если все меньше и меньше становится в жизни областей, в которых можно махнуть рукой "а, ну тут пусть я буду несовершенен" и расслабиться. В конечном итоге их, этих областей, не должно остаться вовсе.
olga_nebel: (Default)
Ай, мне не угомониться.
Вот этот текст вспомнился в связи с размышлениями последних (и не только) дней:

«- О да, - оживился Лев. - У меня тоже есть религиозные приятели. Чудесные люди, все как один. Но, имея с ними дело, я никак не могу отвязаться от мысли: если они последовательны в своих убеждениях, значит уверены, что после смерти я попаду в ад. Хотя бы потому, что некрещен, а такой фортель, по их представлениям, и невинным младенцам с рук не сходит... То есть, все время, пока эти милые люди сидят за моим столом, едят мой хлеб, разливают по бокалам любовно выбранное с учетом их предпочтений вино, они глядят на меня и думают: «Скоро он попадет в ад». И ничего, едят дальше, подставляют бокалы, улыбаются мне, неудачнику, обреченному на вечную муку. Но, конечно, ничего такого не говорят, и никогда не скажут, они действительно очень милые, приятные во всех отношениях люди. Сам-то я не слишком человеколюбив, но если бы был способен искренне уверовать в столь идиотскую концепцию как вечная мука, с ума сошел бы, вообразив в подобной ситуации хоть одно живое существо, сколь угодно тупое, гнусное и омерзительное, не имеет значения. Никто не заслуживает вечных мук, потому что ни сам человек, ни его деяния не сопоставимы с вечностью. А уж с вечной мукой – тем более. К счастью, я прекрасно понимаю, что в координатах вечности мука вообще невозможна, способность длиться во времени - одно из важнейших условий мучения. Но, боюсь, мои религиозные друзья об этом не задумываются, в противном случае, им не удалось бы оставаться последовательными в своих убеждениях.
- «Последовательны в своих убеждениях» - это крайне смелое предположение, когда речь заходит о людях, - заметил я. - К тому же, не следует забывать, что большинству, как правило, просто нет дела до других. Какая, к черту, разница, куда вы попадете после смерти и даже послезавтра? Лишь бы вот прямо сейчас не забывали вовремя подливать».

(с) Макс Фрай, «Ключ из желтого металла»

Слушайте, ну вот я католичка. Read more... )

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:35 am
Powered by Dreamwidth Studios